Самообразование на примере часовых дел мастера

80
Самообразование на примере часовых дел мастера
Константин Чайкин
Константин Чайкин
Константин Чайкин
Часовой мастер, изобретатель

Автодидакт или самообразование – возможность получить навыки и знания самостоятельно, не используя академические программы. Если у тебя возникает потребность в каких-то знаниях, ты это изучаешь, пробуешь узнавать, как это работает, на основании проб и ошибок получаешь результаты.

Поскольку часовая отрасль достаточно закрытая, а все ноу-хау сосредоточенны в Швейцарии, приходится самостоятельно изобретать новые вещи. Могу сказать, что этот неакадемический путь, способность учиться «на ходу» подстегнули меня к подаче патента на изобретение. На сегодняшний день, помимо того, что мануфактура создаёт самые сложные механические часы в России, я имею самое большое количество в мире патентов на часовые изобретения (часовые усложнения) для одного автора — на настоящее время получен 86 патент на изобретения и 65 патентов на полезные модели и промышленные образцы.

В часовом деле самообразование — один из важнейших инструментов для того чтобы добиться успехов. В 2003 году, когда я начал заниматься часовыми механизмами, эта отрасль, была практически утрачена в России. Почти ни один из часовых заводов не работал, какие-то были на этапе банкротства и находились в очень плачевном состоянии с остановленным производством. В тот момент я решил создавать сложные часы.

По образованию я радиотехник и никакого отношения к микромеханике не имел, понимания того, как делаются часы у меня тоже не было, как и специального образования для этого дела. Надо сказать, что весь цикл изготовления новых часов объединяет в себе порядка 20 различных профессий.

С детства мне прививали навыки умение учиться, приспосабливаться, несмотря на все неудачи и проблемы двигаться дальше, изучать копать и приходить к результату. Именно эти навыки помогли мне создать первые часы, построить часовую мануфактуру, которая создает лучшие часы в России и сделать свой бренд узнаваемым во всём мире.

К сожалению, если рассматривать нашу отрасль, в России нет возможности найти на рынке труда человека, который будет специализироваться на финишной обработке деталей механизма или конструктора часовых механизмов, из-за того, что отрасль почти утеряна. Большинство сотрудников, которые сейчас работают на мануфактуре – это люди у которых есть базовые, зачаточные навыки в той области, которая необходима.

Константин Чайкин
Константин Чайкин

Например, мы приглашаем конструктора, который знает определённую программу и у него есть небольшой опыт работы в ней. Однако основная часть работы постигается со временем. На обучение одного специалиста можно потратить несколько лет. Мы сами взращиваем часовых мастеров по сборке сложных часов, как правило, эти люди приходят с нулевым уровнем и учатся у нас дальше.

В традиционном понимании часовой мастер – это человек, который привык ремонтировать часы, а нам нужен сотрудник, который не занимается ремонтом, а выполняет работу по сборке новых часов. Мы категорически не берём людей с опытом ремонта часов, потому что у них происходит профдеформация.

Задача человека, который привык ремонтировать часы – сделать так чтобы часы, которые уже когда-то были кем-то сделаны, заработали, соответственно, его задача просто заставить их работать. Мы создаём новый продукт. В этой высокой ценовой категории никакие следы присутствия мастера внутри часов не допускаются. Были многолетние попытки переучивать уже устоявшихся часовых мастеров: как правильно держать отвёртку, как правильно вставлять отвертку в шлиц, как правильно брать детали, но, к сожалению, они не привели к успеху. Поэтому мы приняли решение брать почти нулевых специалистов и из них делать сотрудников.

3
Обсудить