Законопроект о криптовалютах разделил сообщество на два лагеря

Законопроект о криптовалютах разделил сообщество на два лагеря: кто-то полагает, что это ровно то, что и было нужно, но многие не разделяют общего позитивного настроя по поводу текста законопроекта. Проект закона представил модель регулирования настолько общую и рамочную, что цель, возможно, вовсе не сможет быть достигнута, либо потребует постепенно уточнения, внесения поправок, принятия подзаконных актов и т.п.

Вместо того, чтобы торопиться с его выпуском, в таком случае, наверное, стоило бы поработать с проектом подольше. С одной стороны, конечно, законопроект разрешает давний спор о правовой природе криптовалюты как объекта гражданских прав, поскольку под ней теперь понимается «имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств», то есть с точки зрения ст. 128 Гражданского кодекса, видимо, речь о так называемом «ином имуществе», но порождает немало сложностей (см. Разъяснение законопроекта о криптовалютах от эксперта-юриста).

Например, по сути оказались смешанными понятия «токен» и «криптовалюта». По большому счёту, токен отличается от криптовалюты, с точки зрения законопроекта, только целью эмиссии — привлечением финансирования. Всегда ли будет возможно установить цель создания того или иного цифрового финансового актива — неясно.

Смарт-контракт оказался видом договора, а не формой договора, причём из законопроекта довольно сложно установить предмет такого вида договора, но ясно одно, что с учётом заложенных законопроектом определений он может применяться только в целях оборота и регулирования криптовалют. При этом ни для кого не секрет, что смарт-контракты фактически уже давно применяются не только в сфере оборота криптовалюты, а работают в рамках технологий блокчейн, обеспечивая «автоматическое исполнение» даже в реальном секторе, например, при отгрузке товаров в рамках договора поставки.

Предложенное ограничение выглядит искусственным и в целом вредным для оборота. Складывается ощущение, что разработчики, как и многие обыватели, отождествляют технологию блокчейн и криптовалюты как явления, хотя криптовалюта является лишь одним из проявлений такой технологии.

Майнинг, по мнению разработчиков законопроекта, мало того, что предпринимательская деятельность (то есть деятельность, направленная на систематическое получение дохода — правда, не совсем ясно, может ли доход выражаться в системе действующего правового регулирования в криптовалюте), так ещё и включил в себя деятельность по непосредственному созданию криптовалюты.

На практике под майнингом понималась до сегодняшнего дня деятельность по выделению вычислительных мощностей для целей поддержания распределённого реестра и создания новых блоков с возможностью получить условное «вознаграждение». Такое вознаграждение выражалось либо в форме новых единиц криптовалюты, либо же в «комиссионных» сборах. Но такая деятельность ни в коей мере не могла быть расценена как «создание» криптовалюты.

Инвестиции в ICO — это выгодно? Рынок ICO криптовалюты для инвесторов

Наверное, как отправная точка для дальнейших дискуссий, законопроект может быть полезен, но его принятие в неизменном виде вряд ли решит ту проблему, которую он призван решать.

Спикер: Виктор Пастернак, Специалист по интеллектуальной собственности и коммерческому праву

Комментарии
wpDiscuz

Комментариев пока нет, можете добавить.