“Новый курс” для России?

78
“Новый курс” для России?
Фото: moodle.cfuv.ru
В
В.И. Кузнецов
д.э.н.

Призывы к воспроизведению рузвельтовского “Нового Курса” регулярно раздаются среди патриотически настроенных скептиков, критикующих монетарный формат управления российской экономикой. Однако, если посмотреть на реальную практику российского инфраструктурного строительства, мы видим, что у нас в стране достаточно длительное время идёт строительство масштабной инфраструктуры, которая, шаг за шагом, создаёт рабочие места и обладает свойством отложенного, длительного позитивного влияния на экономические процессы.

История инфраструктурных строек на Юге России тому – прекрасный пример.

Из последних масштабных проектов можно назвать, например, проект по строительству автомобильных обходов вокруг крупнейших агломераций Юга России – Ростова, Волгограда и Краснодара.

В прошлом году для такого строительства в обход Краснодара государство привлекло компанию «Донаэродорстрой», получившую крупнейший в своей истории госконтракт на 41,5 млрд рублей. На обходе за два года было запланировано построить 24 искусственных сооружения — четыре моста через реки: Понура, Кочеты, Сула и Магистральный канал; 11 сельхозпроездов и девять путепроводов через внутреннюю сеть местных дорог и три развязки с региональными дорогами. Запланировано переустройство систем мелиорации, расположенных на сельскохозяйственных угодьях, вдоль которых пройдет новый участок М-4.

А ощутим ли позитивный экономический эффект от этого строительства уже сейчас? Строительство само по себе создало несколько тысяч рабочих мест, включая свыше 200 рабочих мест у генподрядчика проекта. Если посмотреть всю цепочку поставок по проекту ознакомиться с официально утверждёнными документами по его ТЭО, мы обнаруживаем, что маржинальность (то есть чистая прибыль исполнителей) его не превышает нескольких процентов. Остальное – накладные расходы, то есть тот самый 41 миллиард рублей вбрасывается в экономику для закупки строительных материалов и услуг. Не менее 35% этих денег, то есть 10-12 млрд. рублей по самой грубой оценке, основанной на публично доступных сведениях о субподрядчиках и контрагентах компании окажутся потраченными непосредственно на территории Краснодарского края.

Деглобализация: к чему приведет мировой кризис
Деглобализация: к чему приведет мировой кризис
1.8K

Является ли эта трата необеспеченной, а оплата за строительство – инфляционным действием со стороны федеральных властей? Очевидно, что нет, строительство платной трассы, в дальнейшем, окупит эти затраты как за счёт прямой оплаты за проезд по платным участкам дорожной сети, так и за счёт увеличения сбора налогов с прилегающей к трассе торговой инфраструктуры. Более того, если посмотреть на прогнозы по строительству новых объектов на земельных участках, находящихся в области притяжения новой трассы, то простым подсчётом уже заявленных инвесторами сумм можно увеличить острожную десятимиллиардную оценку примерно в два раза.

Таким образом, мы можем довольно уверенно считать, что экономический рост в регионе начинается не в момент окончания инфраструктурного проекта, а сразу, по факту его начала и что даже единичный проект оказывает значимое воздействие на региональную экономику.

Как это выглядит в цифрах? Если сопоставить бюджет строительства за 2020-21 гг и официально публикуемые общие объёмы строительных работ в регионе, мы видим, что одна единственная трасса даёт эффект в несколько процентов от экономики строительной отрасли региона.

На 2022 и 23 гг ожидается двукратный рост этого показателя.

Подводя итог, хочется отметить, что “незаметный план Рузвельта” давным давно реализуется в сотрудничестве между частным бизнесом, региональными и федеральными властями. Возможно, скептикам уже не время аппелировать к сверхмасштабным историческим примерам за рубежом? Сколько ни призывай тень американского президента, но российский Минтранс и частные подрядчики, такие, как тот же соучредитель «Донаэродорстроя» Владимир Кирсанов, длительное время пропагандировавший саму концепцию подобного строительства на юге России и, фактически, ставший идеологическим мотором проекта, окажутся более живым и близким примером.

Стратегия преобразования лесной промышленности в биолесную индустрию
Стратегия преобразования лесной промышленности в биолесную индустрию
138

Кирсанов упомянут в этом контексте не случайно. Как раз его деятельность – хороший пример переноса опыта участия в инфраструктурных проектах федерального уровня – тут и “Голубой Поток” и “Ямал-Европа” и проекты РЖД на региональный.

Мне кажется, что этот конкретный опыт сейчас имеет смысл тиражировать по всей России. Вывод грузовых трасс за пределы городских агломераций резко увеличит транспортную связность, усилит межрегиональную торговлю и даст дополнительный импульс по тем направлениям внешнеторгового транзита, где железнодорожный трафик дублируется автомобильным.

Но этот мультипликативный эффект накапливается годами, а вот резкий всплеск экономической активности за счёт масштабных строительных проектов за пределами московского региона мог бы быть существенным подспорьем на фоне общих экономических проблем, вызванных как самой эпидемией COVID, так и всякого рода локдаунами, периодически вводимыми для противодействия эпидемии.

Вывоз капитала из России. Почему происходит? Как этого избежать? Вывоз капитала из России по годам
Вывоз капитала из России. Почему происходит? Как этого избежать? Вывоз капитала из России по годам
519

В условиях профицита федерального бюджета было бы разумно и правильно инициировать целую серию подобных проектов, достроив федеральную дорожную сеть таким образом, чтобы она не проходила транзитом через крупные города, а огибала их по периметру. Позитивные эффекты и для торговли и для общего экономического развития затронутых регионов будут работать десятилетиями, но, по примеру Краснодарского края, начнут проявляться практически сразу после начала строительных работ.

1
Поделиться